+7(3852) 36-97-13 Купить билет
Светлана Талалаева
Народная артистка России
День рождения: 27 Февраля

Светлана Петровна Талалаева (27 февраля 1927 г. — 27 апреля 2013 г.) — Королева сцены, первая леди театра. Актриса изысканного мастерства, проникновенной души и высокого благородства. Сценический стаж — более полувека. В творческом багаже — легендарные роли мирового репертуара, около 300 сценических образов, безграничная любовь и признание зрителей. Лауреат Премии Алтайского края в области театрального искусства за высокохудожественный образ героини спектакля «Деревья умирают стоя».

В последний раз вышла на сцену в день празднования своего
85-летия, 26 февраля 2012 г., в роли Графини в спектакле
«Пиковая дама» А.С.Пушкина.

Родина Светланы Петровны Талалаевой — южный город России Ростов-на-Дону. Там она родилась,
там влюбилась в театр, там окончила театральное училище. На сцену Ростовского академического театра драмы впервые вышла семнадцатилетней выпускницей в роли негритянки Дороти в спектакле «Хижина дяди Тома». Высокая, стройная, с великолепными внешними данными и настоящим сценическим дарованием, молодая актриса полностью соответствовала театральному амплуа «героиня».

Начало творческой биографии С.П. Талалаевой ознаменовали серьезнейшие роли классического репертуара: Катерина в «Грозе» А. Островского, Анна Каренина в пьесе по роману Л.Н. Толстого, горьковские героини Варвара Басова в «Дачниках» и Татьяна во «Врагах».

Актриса работала в провинции, играла в разных театрах страны, переезжая вместе с мужем, режиссером Сергеем Константиновичем Шпановым, из города в город.
Ростов, Александровск, Ворошиловград, Пенза, Луганск, Сызрань... На провинциальной сцене складывалась, вбирая в себя сотни женских судеб, ее театральная судьба — трудная и счастливая судьба большой российской актрисы.

Одной из первых на провинциальной сцене создала С.П. Талалаева образы своих современниц — Клавдии в спектакле «Цыган» по повести А.Б. Калинина, Надежды Петровны в «Бабьем царстве» Ю. Нагибина и Ц. Солодаря, Калугиной в «Сослуживцах» Э. Брагинского и Э. Рязанова, Марии в пьесе И. Друцэ
«Святая святых». Она была одной из лучших исполнительниц роли Елизаветы Кольцовой (Колонтай) в пьесе братьев Тур «Чрезвычайный посол» и лучшей на советской сцене 1960-х гг. Любовью Яровой, героиней пьесы К. Тренева.

За создание образа Любови Яровой С.П. Талалаева была награждена Дипломом лауреата Всероссийского смотра спектаклей юбилейного, 1967 года и получила почетное право представлять советское театральное искусство за рубежом. В течение сезона 1967/68 гг. актриса играла роль Любови Яровой в монгольском спектакле, на сцене Улан-Баторского национального академического театра.

В Барнаул Светлана Петровна Талалаева приехала в 1971 году,
уже имея звание Заслуженной артистки РСФСР.

Ее первой ролью в Алтайском краевом театре драмы стала роль Королевы Марии в спектакле «Мария Тюдор» В. Гюго.
«Великая как королева и подлинная женщина» — эти слова Виктора Гюго послужили для С.П. Талалаевой ключом в работе над образом Марии. Ее кровавая Тюдор — человек могучих страстей, с открытым, взрывным темпераментом, была деспотичной властительницей и трепетной возлюбленной. Королева-Талалаева любила, ревновала, страдала, и все чувства ее были обостренны, укрупнены, внутренне противоречивы. Она была палачом и жертвой одновременно... Театральный зал, потрясенный силой и художественной правдой творимого на сцене образа, жил одним дыханием с актрисой. Барнаульский зритель сразу оценил редкостный талант, вступивший на сцену нашего театра — спектакль стал главным театральным событием 1971 года и не сходил с репертуарной афиши театра несколько лет.

Вскоре в сценическом ожерелье актрисы сверкнула еще одна драгоценная жемчужина — Талалаева сыграла свою Кручинину в пьесе А.Н. Островского «Без вины виноватые». Русский гений
А.Н. Островский был одним из главных драматургов в творческой жизни С.П. Талалаевой, ее великой театральной школой.
Она сыграла почти во всех его знаменитых пьесах: была Ларисой и Катериной, Василисой Мелентьевой и Тугиной, Купавиной и Чебоксаровой... И вот — «Без вины виноватые» на сцене Алтайского театра драмы. Кручинина — Светлана Талалаева. В строгом, безупречного вкуса платье, прекрасная и величественная, она окажется простой и понятной, такой близкой, почти нашей современницей. Красивая, умная, всегда готовая пойти навстречу чужому горю, защитить от несправедливой обиды.
Она, прошедшая через горечь унижения, измены, предательства и через сладкий соблазн громкой славы и всеобщего преклонения, остается чистой, непорочной и возвышенной. Трагическая муза Кручинина — одна из самых лучших ролей актрисы С.П. Талалаевой на барнаульской сцене, вошедшая навсегда в золотой фонд театра.

Одна за другой, все новые и новые, подчас неожиданные творческие работы являла Талалаева своему зрителю, уже горячо и искренно полюбившему актрису. Паулина в «Зимней сказке» Шекспира, Корнелия в одноименной пьесе М. Чорчолини, Медведева в «Чудаках» Горького, Филонова в спектакле «Великолепнейшая из Кремоны» по пьесе Вайнеров и Тур — большая или маленькая была роль, С.П. Талалаева каждую делала с любовью и мастерством.

Часто играла в пьесах современных зарубежных драматургов, тонко и изящно, ярко и мастерски справляясь с острохарактерными и комедийными ролями: мадам Туз («Все в саду» Э. Олби), Матильда («Моя профессия — синьор из высшего общества» Д. Скарначчи,
Р. Тарабузи), Памела («Дорогая Памела» Дж. Патрика). Раскрывая одну за другой грани своего неисчерпаемого таланта, актриса стала настоящим театральным кумиром барнаульской публики.

В 1980 году С.П. Талалаевой было присвоено высокое звание «Народной артистки России». С.П. Талалаева — первая и по сей день единственная актриса на Алтае, удостоенная этого звания.

В 90-е годы имя народной артистки С.П. Талалаевой в театральных программках появлялось не часто. Но созданные ею за это время роли особенно дороги зрителям.

Восьмидесятилетняя, но юная душой Мод из волшебной сказки
для взрослых «Гарольд и Мод» К. Хиггинса и Ж-К. Каррьера. Неприступная и гордая фру Альвинг из драмы «Привидения» Г. Ибсена. Прекрасная и жертвенная Люси из драматической истории «Дальше — тишина...» В. Дельмара.
Доверчивая и простодушная «престарелая» мать Софья Ивановна из спектакля «Пока она умирала» Н. Птушкиной. Мудрая и сильная духом Бабушка из комедии «Деревья умирают стоя» А. Касоны.

Спектакль «Деревья умирают стоя» — долгожитель репертуара и имеет отличительную сценическую судьбу. Поставленный
в 1993 году режиссером Владимиром Капустиным, спектакль идет на сцене театра уже пятнадцать лет и по праву считается одним из самых лучших спектаклей Алтайского краевого театра драмы.

За высокое мастерство в создании сценического образа героини спектакля «Деревья умирают стоя» Светлана Петровна Талалаева в 2000 году была удостоена Премии Алтайского края в номинации «театральное искусство». Актрисе удалось создать яркий и правдивый художественный образ, проникнутый высоким гуманизмом и верой в нравственные силы человека. В этой роли С.П. Талалаева ведет откровенный и возвышенный разговор со зрителем о жизни и любви, о мужестве тех, кто в самых трудных жизненных обстоятельствах не поступается ни своей честью, ни верой в добро и справедливость.

Лирико-драматическая, романтическая природа актрисы и своих «возрастных» героинь сумела поднять «над бытом», над правдой повседневности, наполняя их великой правдой чувств, пропущенных сквозь чистый кристалл своей возвышенной актерской и женской души.

К 30-летию своей творческой деятельности на сцене Алтайского краевого театра драмы в 2000 г. актриса подготовила театру и зрителю Алтая дорогой подарок: роль-шедевр современной зарубежной драматургии — Миссис Сэвидж в спектакле
«Странная миссис Сэвидж» по пьесе американского драматурга Джона Патрика.

Восьмидесятилетию Алтайского краевого театра драмы в 2001 г. был посвящен спектакль «Соло для часов с боем» по пьесе О. Заградника, в котором С.П. Талалаева создала замечательный образ героини — трогательной и романтической пани Конти.

Одна из самых значимых ролей Талалаевой в совремнном репертуаре театра — роль графини в пушкинской «Пиковой даме», постановка В. Золотаря. Властная, величественная графиня, кажется, заполняет собой все сценическое пространство: каждый вздох, жест, взгляд заставлят закручиваться в мистический водоворот невидимые нити судеб героев, а воздух начинает пульсировать от напряженного ожидания драматической развязки. Образ графини завораживает, затягивает, приковывая к себе внимание зрителя. Роль, изящно и блистательно исполненная
С.П. Талалаевой, засверкала жемчужиной в драгоценной коллекции многочисленных ролей народной артистки.

В 2011 году награждена медалью «За заслуги перед обществом»

Творческий портрет

«Так в ожерелье Мельпомены сверкает редкостный алмаз...»

Светлана Талалаева — подлинно романтическая актриса.
Ей больше всего удаются роли страстные, волевые, мятежные. Собирательный образ Талалаевой — это образ страдающей и борющейся женщины, раскрывающей ее величие и коварство, ее власть и боль.

Она была создана для Федры, Клеопатры, Медеи. Она умеет быть великолепно мрачной, царственно раздражительной, и тогда в ее недовольстве и хмурости пульсирует напряженное «электричество», которое в любой момент может разрешиться и на сцене, и в жизни отчаянием, гневом или страстью.

Ее первой ролью на сцене Алтайского краевого театра драмы была роль Королевы Марии в спектакле «Мария Тюдор».
«Великая королева и подлинная женщина»- эти слова Виктора Гюго послужили для Светланы Талалаевой ключом в работе над образом. Ее кровавая Тюдор — человек могучих страстей, с открытым, взрывчатым темпераментом — была деспотичной властительницей и трепетной возлюбленной. Королева-Талалаева любила, ревновала, страдала, и все чувства ее были обостренны, укрупнены, внутренне противоречивы. Она была палач и жертва одновременно... Театральный зал, потрясенный силой и художественной правдой творимого на сцене образа, жил одним дыханием с актрисой.

Иногда Светлана Петровна словно отстраняет окружающих, настороженно и чутко прислушиваясь к тому, что творится в ней самой. В ее видимом спокойствии, медлительности движений, некоторой замкнутости всегда есть внутренняя тревога.
Когда Талалаева репетирует, готовит свою роль, она словно сторонится людей — даже режиссера, даже партнеров по сцене, как бы предугадывая, что любое впечатление проникнет в ее душу до самой глубины, лишит покоя, равновесия, захватит все ее существо. У нас в театре нет более открытой и более ранимой души. Светлана Талалаева знает самое себя, она знает, что если придет любовь или горе, нежность или ненависть, все равно — чувство станет всепоглощающим. Именно поэтому в Талалаевой есть что-то самозабвенное, «роковое». Это рок большой судьбы и большой любви.

На мелкое, поверхностное она неспособна. Перед нами существо тончайшей благородной организации — то, что для других проходит бесследно, глубоко волнует или возмущает ее гордое, восприимчивое сердце.

Ее героини страстно протестуют или, видя, что препятствия неодолимы, собирают все свои душевные силы и замыкаются в трагическом спокойствии. Ни малейшей суеты, ненужных усилий. Это — не безнадежность, а решимость, готовность вынести все.

Великой театральной школой актрисы Талалаевой был русский гений А.Н. Островский. Она сыграла почти во всех его знаменитых пьесах: была Ларисой и Катериной, Василисой Мелентьевой и Тугиной, Купавиной и Чебоксаровой... Никогда не забыть ее трагическую музу — Кручинину в «Без вины виноватые».

Живя в этом образе на пределе душевных сил, актриса ни разу на протяжении спектакля не позволила себе ни крика, ни стона, ни рыданий. Даже в финале, когда подкатился к ногам ее героини заветный медальон, Талалаева только покачнулась от нежданно обрушившегося на нее счастья и, обхватив голову растерявшегося Незнамова, почти шепотом сказала: «Гриша мой..». Она, прошедшая через горечь унижения, измены, предательства и через сладкий соблазн громкой славы и всеобщего преклонения, сохранила святую и жертвенную любовь матери, осталась чистой, непорочной и возвышенной.

Кручинина, Анна Каренина, Паулина, Корнелия, Памела, Мод —
все героини Талалаевой умеют бороться, но умеют и гордо покориться судьбе, неизбежности, умеют презирать жизнь, лишенную достоинства и счастья.

Светлана Талалаева часто не хочет, не может считаться с наивностью и прямолинейностью многих драматических «поделок». Она все усложняет, сгущает, драматизирует.
В каждой ее роли можно увидеть особую сложность и тонкость трактовки, концепции образа. Это — неотъемлемое свойство актрисы. У Талалаевой безупречное чувство стиля — поэтому она превосходна и в комедии, и в мелодраме и в чистой классике. К тому же Светлана Талалаева обладает поистине магическим обаянием: она только еще появилась на сцене, улыбнулась — и зрительный зал взят в плен. В любом жанре Талалаевой присущи сценическое изящество, внутренняя значительность и душевное благородство: актриса умеет хранить верность высоким театральным идеалам.

Но свои художественные открытия она совершает там,
где драматургический материал дает ей возможность для создания траги-романтического образа, там, где она может обнаружить то стихийное, «ермоловско-кооненское» трагедийное и романтическое начало, которое даровано ее таланту и которое она несет и утверждает на сцене. Тогда Талалаева преображается. Властное величие ее голоса и жестов становится почти гипнотическим. Кажется, что она выходит на сцену, чтобы показать всю мощь духовных сил человека, несокрушимость его гордой воли, грозное неистовство его протеста.

Такова героиня Талалаевой в спектакле «Деревья умирают стоя». Поистине трагических высот достигает актриса в роли Бабушки, сердце которой разрывается от любви и горя. «Деревья умирают стоя» — спектакль-долгожитель в репертуаре театра и имеет отличительную сценическую судьбу. Поставленный в 1993 году, он идет на сцене театра уже двенадцать лет и по праву считается одним из самых лучших спектаклей Алтайского краевого театра драмы.

За высокое мастерство в создании сценического образа героини спектакля «Деревья умирают стоя» Светлана Петровна Талалаева в 2000 году была удостоена Премии Алтайского края в номинации «Театральное искусство».

Сценический стаж народной артистки России С.П. Талалаевой — более полувека. В творческом багаже — легендарные роли мирового репертуара, около 300 сценических образов, безграничная любовь и признание зрителей. Сейчас ее репертуар состоит из так называемых «возрастных» ролей. Но и таких героинь Талалаева умеет поднять «над бытом», над мелкой правдой повседневности, наполняя их великой правдой чувств, пропущенных сквозь чистый кристалл своей возвышенной актерской и женской души.

Вот она играет... нет, не величественную Федру, не страстную Клеопатру, а всего лишь «странную» миссис Сэвидж,
или «престарелую» пани Конти в «Соло для часов с боем»,
или «уставшую жить» Софью Ивановну в «Пока она умирала» — но найдете ли вы еще где-нибудь в современном театре такую простую, такую с начала до конца благородную в своей сдержанности и такую молодую в своей непосредственности игру, которая в то же время так глубоко волновала бы одну тысячу зрителей за другой...

И. Свободная

Публикации в прессе: