+7(3852) 36-97-13 Купить билет
Новости
12Ноября 2015

Первый показ в рамках проекта «Ретроспектива» к 95-летию театра состоялся! Александр Хряков вспоминает работу над спектаклем «Войцек»

Первый показ в рамках проекта «Ретроспектива» к 95-летию театра состоялся! Александр Хряков вспоминает работу над спектаклем «Войцек»

11 ноября в кафе «Театральная гостиная» в рамках акции театра драмы «Ретроспектива» показали видеоверсию спектакля «Войцек» по пьесе Георга Бюхнера.

Премьера спектакля состоялась в 2006 году. Весной 2009-го за исполнение ролей Войцека и Марии актерский дуэт Александра Хрякова и Натальи Макаровой получил специальную премию жюри Национальной театральной премии «Золотая маска». Мы попросили Александра Хрякова вспомнить о наиболее интересных моментах работы над нашумевшей постановкой.

- Александр Викторович, какие чувства испытали, когда режиссер Владимир Золотарь объявил, что вы будете работать над «Войцеком»?

- Володя еще в начальный период своей работы в нашем театре, хотел поставить «Войцека». На роль главного героя планировался Костя Телегин. Но Костя переехал в Новосибирск. Пошли другие постановки – «Великодушный рогоносец», «Ромео и Джульетта», «Собачье сердце»… Когда мы взялись за «Войцека», я уже привык к стилю работы Золотарю и доверял ему. Могу сказать, что перед «Собачьим сердцем» я больше пугался – все-таки Булгаков, много камертонов и, в конце концов, фильм прекрасный снят по этой повести. А тут – Бюхнер, маленькая немецкая трагедия… Уже достаточно времени прошло, многие моменты стерлись из памяти. В театре в тот момент начался ремонт. Мы возили спектакли в Бийск, выступали в барнаульских ДК. И у нас оказалось много времени на репетиции «Войцека». Не было такого, как обычно случается перед премьерой: «Ах, нам бы еще недельку поработать!».

- После вручения спецприза «Золотой маски» в одном из интервью вы сказали: «Во время работы над спектаклем у меня выросли крылья».

- Нужный сплав получается, когда актер начинает доверять режиссеру – клетке-лидеру. Режиссер интересно видит мир и разбирается в человеческой природе. Ты задаешь ему вопросы, и он всегда на них отвечает. Отвечает по делу, по существу. Это большое наслаждение – общаться с профессионалом. И ты распахиваешься и можешь совершенно спокойно следовать за ним. Твоя роль – это турник, на котором ты скребешься, пытаешься дотянуться до установленной планки. А режиссер все время ее поднимает. На интересе к постановке, команда актерская сбивается в одно целое, как самонастраивающаяся система. Во время работы над «Войцеком» у нас даже не было слова «массовка». Понятно, что центр был смещен в сторону Войцека и Марии, Володя брал главных героев и долго вкручивал нам пружины. Но и остальные персонажи не были за кадром. Мы все оказались единым целым. И у меня возникло ощущение, что вот так и надо жить. Ты в группе друзей по цеху, братьев и сестер по крови, у вас есть светлая перспектива, и ты веришь в это. И видишь, как растут твои коллеги. У нас закончились разговоры на вечную тему: «Что я здесь делаю?». В такие моменты ты как будто живешь в десяти сантиметрах над землей. Вот это состояние я и назвал «выросшими крыльями».

При этом была куча пахоты, скрупулезной проработки всех эпизодов - Володя очень детально выстраивал и внутренний, и внешний ряд. Он очень бережно обращался с актерской природой, хорошо чувствовал всех нас и многое делал для нашего творческого роста. Организм актера знает, что такое ремесло, но бывают моменты, когда ты подпрыгиваешь, пытаясь полететь, и иногда летишь. Твоя природа, до этого сидевшая в какой-то засаде, расцветает.

- Что особенно запомнилось из тех репетиций?

- «Войцека» скоро сдавать, а Макарова ходит беременной, вот с таким пузом. Было ощущение, что мы все этот спектакль рожаем как ребенка. Помню, как Тимошенко свалился с декорации. Вроде нормально был пристегнут… Эдик упал, лежит неподвижно, молча – и 40 минут до начала спектакля! Вызвали «скорую». Все обошлось благополучно.

- Как игралось в дуэте с Натальей Макаровой?

- Она техничная актриса. Володя говорил: «Вы разные по композиции. Ты, бывает, где внутри зависаешь, любишь в себе поколупаться. Учись у Натальи». Наташа хорошо слышит, хорошо поет, какие-то вещи в своих ролях чертит легко и глубоко.

- Для себя как сформулировали, о чем этот спектакль?

- Володя говорил о «Войцеке»: давайте себе представим мир без Бога. Каково в этом страшном мире маленькому человеку, низшему из низших? Как ему жить? И стоит ли? И не пора ли нам, людям, вспомнить о Боге и о добре? Мы смотрели «Войцека» с Хабенским и Пореченковым в постановке Юрия Бутусова и фильм 1979 года с потрясающим Клаусом Кински. Замечательные работы, но мне кажется, мы все-таки копнули глубже, больше разглядели нюансов.

- В одной из столичных рецензий было написано, что Александр Хряков сыграл неожиданного Войцека – «брутального».

- Не знаю… Я никакого брутала не играл. Потом пересматривал свою роль в телеверсии и думал: вот здесь и вот тут можно было бы еще сильнее сыграть, еще больше себя вычерпнуть. При том, что в этой роли я давил на педаль газа, не снимая ноги.

- Постановка вызвала очень разноречивые отклики. Спокойно к этому отнеслись?

- Абсолютно. Такого и не бывает, чтобы постановка всем нравилась. Главное, что критическая масса зрителей была за этот спектакль.

- Какие воспоминания остались от поездки на фестиваль в Москву?

- Володя Золотарь к тому времени перебрался в Нижний Новгород. Было понятно, что в Москве мы в последний раз сыграем «Войцека».

Мы сидели с Наташкой Макаровой за кулисами, ждали, пока зрители рассядутся. Спрашиваю: «Как ты, какие ощущения?». – «Да ты знаешь, как будто сказку в Бийске играем». И у меня схожее чувство. А казалось бы, мы в Москве, на фестивале, это какая-то высшая точка и не мешало бы поволноваться… Но я подумал: а чего волноваться-то, кого мы тут можем удивить? Ты в последний раз играешь любимый спектакль и надо его сыграть всласть, рубануть.

И мы рубанули. После окончания за кулисы зашли какая-то красивая женщина и господин Тараторкин. Георгий Георгиевич, человек очень интеллигентный, сказал: «Странная какая ситуация, ребята… Вроде бы уже все награды распределены. Но мы будем завтра разговаривать по вашему спектаклю отдельно. Это достойная работа». В итоге Барнаулу дали дополнительную награду, специальную премию.

Когда мы с Натальей получали свои «маски», на душе было тоже достаточно спокойно. Такие великие люди сидели в зале. Такие люди за наградами выходили - Полина Агуреева, Олег Басилашвили, режиссер Валерий Фокин, художник Александр Бобровский… Перед кем мне было своим достижением кичиться? Спасибо за оценку, дамы и господа. Это награда – заслуга всей труппы, в которой мы работали плечо к плечу. Вот режиссер, без которого ничего бы не получилось, вот балетмейстер. Когда в 2008 году нам за «Войцека» вручили Гран-при на «Сибирском транзите», мы все так радовались, так обнимались! Потому что «Войцек» - общий труд, это путь, который мы за шесть лет прошли с Владимиром Золотарем.

После возвращения из Москвы наступило состояние странной раздвоенности. Володя и Наталья уехали в Нижний Новгород, и все понимали, что «Войцека» больше не будет. А пузырь победы все разрастался, о ней говорили, много писали в местных СМИ. Может, и к лучшему, что спектакль сняли с репертуара на таком пике. Если бы мы его дальше играли, было бы только хуже. Едва ли Наталья приезжала бы играть из такого далека. Да и Володя вряд ли бы приезжал для настройки «Войцека». А спектакль без режиссера неизбежно умирает. Зачем таскать по сцене мертвеца? От «Войцека» осталось очень чистое воспоминание.

Кстати

В 2008 году драма «Войцек» в постановке Владимира Золотаря получила Гран-при VII Межрегионального театрального фестиваля «Сибирский транзит». Член жюри, театральный критик Александра Лаврова сказала:

- «Войцек» - это обращение к зрителю как к человеку, обращение, после которого иначе начинаешь жить, оценивать себя и то, что тебя окружает в жизни. Спектакль увлек меня. А это признак настоящего искусства, когда тебя забирает спектакль. Меня совершенно поразил Александр Хряков, который играет Войцека, потому что среди этого кошмара он явил вдруг человеческое светлое лицо, наивное, мечтательное, невероятно осмысленное по внутреннему состоянию жизни. Противопоставление возникло здесь не на уровне слов, не на уровне движений, не на уровне действий, а на уровне внутреннего света, который артист в роли Войцека излучает вокруг себя.

Беседу вел Сергей Зюзин

Другие новости
  • Касса театра закрывается  с 1 июля по 6 августа
    28 Июня
    Касса театра закрывается с 1 июля по 6 августа
  • Гастроли Московского театра юного зрителя завершены. Впереди у нас отпуск и подготовка к открытию 96-го театрального сезона!
    27 Июня
    Гастроли Московского театра юного зрителя завершены. Впереди у нас отпуск и подготовка к открытию 96-го театрального сезона!
  • Объявляем акцию «В театр за полцены!» Приобретайте билеты на спектакль Московского театра юного зрителя со скидкой 50%!
    20 Июня
    Объявляем акцию «В театр за полцены!» Приобретайте билеты на спектакль Московского театра юного зрителя со скидкой 50%!